0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сделайте свою жизнь ярче и насыщеннее с сетью магазинов «Модница»!

«Душа художника хочет страдать». Как мы ходили с дизайнером на выставку «Белорусская модница»

17 октября 2015 в 13:37
Майя Кохно, фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

С 16 по 25 октября в ДК железнодорожников работает выставка-ярмарка «Белорусская модница». В анонсе организаторы пообещали представить коллекции отечественной одежды и товаров для женщин, хотя на деле павильонов с нашими товарами оказалось мало — 6−7 штук. На поиски лучших экземпляров белорусского легпрома в первый день выставки мы отправились с дизайнером одежды Наташей Цуран.

У входа в здание — сезонная ярмарка на улице, где можно купить черенки, дачные растения, мёд и даже пасущихся в загоне коз.

В фойе на 1-м этаже ДК работают 5−6 павильонов, и ассортимент белорусских товаров здесь не назовешь широким: платья и кофты, постельное белье, покрывала и тапки из овечьей шерсти.

В первом павильоне от витебской дизайн-студии «Полинушка» среди классических женских платьев в сдержанных холодных тонах с узорами и леопардом, Наташа находит одну модель, которая ей сразу приглянулась.

— Обратите внимание, платье в цветочек в стиле D&G за 670 тысяч. Какой-нибудь офисной работнице это платье может прийтись по вкусу. В принципе, из всего этого стенда это единственный экземпляр, где меня не смущает фасон и рисунок. Все остальное — мрачные расцветочки, жуткий силуэт.

На импровизированном подиуме по красной ковровой дорожке одну из коллекций текстиля представила «Алеся». В течение 5−10 минут манекенщицы ходили туда-сюда под музыку в платьях, из-под которых торчали ценники, а зрительницы обсуждали выставку.

Спрашиваем у дизайнера, чего не хватает нашим швейным фабрикам для того, чтобы выпускать нормальный продукт.

— Белорусским производителям не хватает больше смелости и креатива. А с другой стороны — у нас же такой спрос.

И действительно, молодых людей очень мало на выставке — разве что сами манекенщицы. Здесь в основном женщины средних лет, пенсионеры и дачницы с купленными у ДК растениями.

— В белорусском трикотаже очень сложно что-то нормальное откопать. Ну вот у «Алеси» есть вообще подвижки на более молодежное направление, я видела это в их фирменных магазинах: не просто бабские кофты, когда со времен Советского Союза не меняется модель и фурнитура, а что-то интересное. Вот у них есть мощности, но нет дизайна. Почему у них нет дизайна? Там же работают люди с таким же образованием, как и у меня.

Наташа подходит к следующему стенду с длинными платьями в горошек и с розочкой на груди. Синтетические платья на ощупь напоминают халаты и спортивные костюмы из лавсана.

Девушка с сожалением говорит, что подобные вещи вынуждены носить наши мамы и бабушки, сразу обозначив и всю целевую аудиторию подобных ярмарок.

— Из-за большого количества ярких деталей вещь выглядит дичайшей. Безвкусица и треш. Женщинам в возрасте нужно избегать подобных нарезных деталей, которые у нас любит делать брестская мода.

А вот светлогорские домашние тапочки из овечьей шерсти по 120−200 тысяч Наташе пришлись по душе: «Лучше, чем угги».

Пока мы обсуждаем роспись под хохлому на платьях, фотографа просят не снимать, потому что «мне нравится этот дизайн, я не хочу, чтобы его потом стырили с фотографий другие швейные фирмы».

Мы идем в большой зал российских шуб и меховых изделий. Здесь Наташа находит парочку привлекательных моделей, но говорит, что даже самую дорогую шубу легко испортить неуместной пуговицей или бижутерией под драгоценные камни.

В павильоне «Алеси» огромный выбор кофт в среднем по 200 тысяч: машинная вязка, крупные пуговицы, классические фасоны. Такая работа повторяется из года в год на протяжении многих лет. Этот павильон выделяется наличием большего количества ярких одежд.

Из всего ассортимента в «Алесе» Наташа находит один кардиган, который она могла бы посоветовать белорусским модницам-школьницам: черный на замке, с яркими зелеными линиями.

— Это удачное сочетание цветов, кислотный с черным сейчас очень модный. Хотя я не удивлюсь, если это просто случайность.

На втором этаже наблюдаем засилье интернациональной легкой промышленности: носки и дешевые легинсы из Кыргызстана, турецкие пальто и кофты, китайские пуховики, индийские платья, мотки цепочек и разливные духи — 160 тысяч за 30−50 мл, будь то аналог Kenzo, Chanel или Lacoste.

Продавец нахваливает потенциальному покупателю пальто: «Очень стильно и богато! Идеально подходит под ваш платок с Ван Гогом».

«Как будто на маленьких «Жданах», — говорит об общих впечатлениях Наташа.

Из белорусских товаров здесь есть только гродненские юбки с оборками и пуговицами да брюки на резинке. У дизайнера даже не возникает желания искать тут что-то стоящее.

— Это явный пример работы белорусского производства: нам надо произвести брюки, у нас есть те, которые в прошлом году успешно продавались. Отлично, повторяем в этом! Типичный производственный дизайн: карманы, которые визуально увеличат бедра, пуговки там, где они не нужны. Сделать что-то лаконичное невозможно — начальство скажет, что здесь нет ничего модельерского.

По словам девушки, успешным и конкурентоспособным на мировом рынке на данный момент может быть лишь производство белорусского нижнего белья.

— Наши крупные производители и локальные дизайнеры следят за направлениями моды, предлагают достаточно свежие модели. Белорусское белье — это хорошее сочетание актуальных материалов, цены и качества. За те же Serge, «Милавицу» и MF — нестыдно.

В итоге наша дизайнер попыталась ответить на вопрос, что не так с белорусской одеждой от крупных предприятий:

Читать еще:  Теплые зимние шапки - 5 согревающих идей

— Народ хочет дешево, сердито и на каждый день, поэтому этот товар существует. Когда мы были студентами, у нас это называлась «брестская мода» — это специфическая производственная мода, много отделки, много фурнитуры, какое-то дичайшее сочетание материалов и удешевление товара за счет удешевления материалов. Понятно, что есть разные потребители с разными вкусами, запросами: кто-то покупает одежду с подиума, а кто-то с таких ярмарок. Но вкусы у наших женщин за 50 специфические.

Еще одна сложная тема — большие размеры, говорит девушка.

— Редко какой производитель умеет сделать не чехол на танк, а нормальное платье большого размера: сохранить стиль и сделать деликатную отделку, чтобы женщина надевала это и чувствовала себя стройнее. Хотя есть производители, которые считают, что вот так (указывает на длинное красное синтепоновое пальто с капюшоном) мы выглядим лучше. Хотя я вижу в этом бабушку в метро.

Из-за спроса на простую, несмелую одежду, считает Наташа, не стоит приглашать сюда дизайнеров — это просто бессмысленно, не будет принято и понято.

— Душа художника хочет страдать, когда на это всё смотришь.

Как выглядят 9 женщин-миллионеров, которые сколотили косметические империи современности

Лучший способ пользоваться продуктом своей мечты — это создать его самой. Вероятно, таким принципом руководствовались женщины, создавшие косметику, которую мы и сегодня носим в своих сумочках. Все, что у них было, — идея и потребность, но именно это и помогло нашим героиням добиться головокружительного успеха и заработать миллионы.

AdMe.ru заинтересовался историями женщин, которые достигли своим трудом всемирного признания и подарили другим представительницам прекрасного пола возможность стать еще красивее.

1. Тони Ко (NYX)

Cвой первый миллион кореянка Тони Ко заработала на продаже бюджетных карандашей для глаз. Всего через 2 года после переезда в США девушка познакомилась с индустрией красоты, подрабатывая в семейном бизнесе.

Со временем ее интерес к искусству макияжа возрос, а позже и вовсе трансформировался в прибыльное дело. В 1999 году, в свои 25, Тони рискнула и запустила марку NYX Cosmetics — профессиональную косметику по выгодной цене. Через год после открытия первого бутика в Лос-Анджелесе оборот превысил $ 4 млн. Сочные пигменты и непревзойденное качество продукции сделали марку лидером в своем сегменте.

Тони Ко одной из первых рекламировала свой бренд в социальных сетях и на видеоплатформах. В 2014-м девушка продала NYX компании L’Oreal, после ухода она запустила линейку солнцезащитных очков и отошла от бьюти-сферы. Сегодня компания по-прежнему остается одной из преуспевающих.

2. Жозефина Эстер Ментцер (Estée Lauder)

Свою первую косметику Жозефина Эстер Ментцер, именно так звучит настоящее имя Эсте Лаудер, создала в возрасте 6 лет. Именно благодаря знаниям дяди-фармацевта девочка придумала первые 4 формулы кремов для кожи, которые до сих пор не сняты с производства.

Первым делом Эсте с мужем приобрели помещение магазина, которое переоборудовали в лабораторию по производству косметики. Ночами супруги готовили кремы, а на следующий день распродавали женщинам. В 1946 году они основали уже знакомую всем компанию Estée Lauder Cosmetics Inc.

Косметическая линия состояла всего лишь из 4 авторских продуктов, расфасованных в емкости фирменного — бирюзового — цвета бренда, но имела свой успех у потребителя. Эсте подарила женщинам алую помаду в металлической тубе, бирюзовые тени и первой предложила использовать пудру телесного оттенка.

Именно Лаудер в качестве рекламы воплотила идею, которую используют многие компании и сегодня, — подарок при покупке. Эсте обещала бесплатную пудру всем, кто приобретет ее товар.

Только на 87-м году жизни Эсте Лаудер наконец приняла решение отойти от дел. К тому моменту она была единственной женщиной в списке журнала Time из 20 самых влиятельных бизнес-гениев ХХ века.

3. Худа Каттан (Huda)

Мусульманка Худа Каттан выросла в американском штате Массачусетс. До того как стать известной, девушка долгое время работала финансистом и мечтала о карьере визажиста. Оставив работу и окунувшись в сферу красоты, Худа не нашла поддержки в США: ее работы считали вульгарными, а образы — слишком яркими. Изучив рынок красоты, она переезжает в Дубай, где ее почерк становится актуальным для арабских женщин.

В 2013 году Худа Каттан запустила свой бренд Huda Beauty, представив миру легендарные накладные ресницы, которые стали визитной карточкой Ким Кардашьян.

Девушку накрыла волна небывалого успеха. Она вернула моду на широкие темные брови, длинные ресницы и пухлые губы. Вместе с сестрами Худа запустила дебютную линейку косметики. Популярности ей добавил канал на YouTube и аккаунт в Instagram, основные темы которых — уроки макияжа и обзоры косметики.

Cегодня Худа — успешная бизнес-леди, женщина года и прекрасная мать.

4. Бобби Браун (Bobbi Brown)

Сначала о Бобби Браун узнали как о талантливом визажисте, и только спустя годы ей удалось подарить миру линейку собственной декоративной косметики. После школы Бобби поступила в Бостон, где получила образование по специальности «театральный грим». Поэтому после вручения диплома еще никому не известный визажист Бобби Браун отправилась в Нью-Йорк.

Для того чтобы стать лучшей в огромном мегаполисе, Браун потребовалось 7 лет. В моде были 1980-е, с помощью ярких палеток невозможно было добиться натурального макияжа, который бы подчеркивал черты лица, а не раскрашивал их.

Тогда к Бобби приходит идея создать собственную линейку косметики, которой могли бы пользоваться и профессионалы, и обычные женщины. В 1991 году бренд Bobbi Brown Essentials выпустил 10 оттенков помады. В первый же день 100 тыс. женщин приобрели заветный тюбик.

Браун подарила женщинам то, чего им не хватало: спокойные оттенки для нюдового макияжа. Успешный старт вдохновил Бобби на дополнение линейки другими декоративными косметическими средствами. Спустя 4 года бренд стал собственностью Estée Lauder при условии сохранения первоначальной концепции. После 25 лет в должности главы компании Бобби Браун покинула этот пост. Она написала несколько книг по макияжу и сосредоточилась на новых проектах.

Читать еще:  Символ 2010 года - тигренок в праздничном наряде

5. Мэри Кэтлин Вагнер (Mary Kay)

Мэри Кэтлин Вагнер создала свою компанию в 1963 году, после смерти мужа, имея в кармане всего лишь $ 5 тыс. Говорят, что разработать уникальные рецепты косметических средств ей помог знакомый дубильщик. Однажды он заметил, что при использовании некоторых компонентов в работе кожа становится мягкой и упругой.

Этот факт заинтересовал его дочь, но, изобретя несколько формул, она все же не смогла применить их в жизни. Тогда их и выкупила Мэри Кэй, деловая хватка которой была куда сильнее. Другая версия гласит, что секретные рецепты достались Мэри от ее бабушки.

Первый офис компании был обставлен старой мебелью. Персонал состоял из 11 человек, включая основательницу, ее 12-летнего сына и 9 консультантов. В 1964 году Мэри Кэй выпустила линейку мужской косметики, а в 1969 году началось строительство собственного завода, который и сегодня является одним из крупнейших в мире.

6. Джин и Джейн Форд (Benefit)

Бренд Benefit был основан в 1976 году сестрами-близнецами Джин и Джейн Форд. К тому времени девушки уже успели попробовать себя в модельном бизнесе. Тяга к прекрасному заставила их покинуть родной Нью-Йорк и переехать в Сан-Франциско. Там сестры открыли первый салон красоты с косметикой.

Девушкам очень легко удалось привлечь внимание покупательниц не только тем, что косметика Benefit Cosmetics отличалась восхитительными тонами и цветами, но и тем, что магазин продукции был похож на карамельную лавку.

Даже упаковка косметики Benefit Cosmetics была выполнена в духе 1950-х, что не могло не привлечь внимание женщин.

К 1999 году о бренде косметики с яркой упаковкой узнал весь мир. Каждая уважающая себя модница обязательно носила в сумочке продукт от сестер-близнецов. Сегодня Benefit — один из лучших брендов безопасной декоративной косметики.

7. Анита Роддик (The Body Shop)

Анита Роддик родилась в небольшом приморском городке на юге Великобритании. По окончании школы преподавала английский язык, практикуясь в разных странах. В одной из них Анита познакомилась с будущим мужем, который и вдохновил ее на основание собственной косметической марки.

История The Body Shop началась в 1976 году, когда идея создания уходовой косметики для себя и своих дочерей переросла в открытие собственного магазина.

Здание первого бутика располагалось по соседству с похоронным бюро. Чтобы скрыть плесень на стенах, Анита выкрасила их в темно-зеленый цвет. В интерьер включила ветви деревьев и разлила косметические смеси по баночкам для анализов.

Через 2 года она смогла открыть первый свой магазин за пределами Великобритании. К тому моменту экологичная косметика по рецептам женщины стала безумно популярной. Ассортимент The Body Shop насчитывал более 1 000 различных наименований.

Помимо косметического бизнеса, Роддик активно поддерживала многие кампании по защите прав человека и охране окружающей среды. В 2006 году она передала свой The Body Shop в руки французской корпорации L’Oreal. На том творческий путь Аниты завершился, а через год закончился и собственный. С момента открытия первого магазина прошло более 40 лет, но формат, придуманный этой женщиной, популярен и ныне.

8. Мария-Аделаида Ньели (Nina Ricci)

Настоящее имя Нины Риччи — Мария-Аделаида Ньели. Родилась она в 1883 году в семье сапожника в итальянском Неаполе. После смерти отца семья практически осталась без средств к существованию. Это и стало для 12-летней Марии отправной точкой на долгом пути к славе. Она устроилась в швейную мастерскую, где шила шляпки для местных модниц. А в 20 уже сама нанимала модисток для шитья одежды по собственным эскизам.

В 1920-х она возглавила один из ведущих на то время модных домов, а вскоре совместно с сыном создала свой. Ее первые коллекции шило всего лишь 40 человек, но даже это не помешало Риччи стать конкуренткой ведущим законодателям моды.

В свои работы Нина внесла цветочную тематику, причем не только в одежду, но и в парфюмерию. В 1946 году в свет вышел ее первый аромат Premier Jour. С тех пор прошло 73 года, компания выпустила еще 85 парфюмов и нашла отклик в сердцах женщин.

Эпоха Нины Риччи закончилась в 1970-м, но компания популярна и сегодня. Чего только стоит знаменитый аромат Nina, разлитый в бутылочки в форме красного яблока.

9. Ровена Берд (Lush)

Ровена Берд — один из авторов рецепта легендарных бомбочек для ванн. До того как стать идейным вдохновителем Lush, Ровена уже успела связать себя с бьюти-индустрией. Вместе с близкими по духу людьми в апреле 1995 года женщина выпустила первые продукты из органического сырья и эфирных масел.

Яркие бутылочки, коробочки, нетривиальные названия и, конечно же, ароматы настолько понравились британцам, что компания открыла несколько бутиков в Англии, а позже и по всему миру.

Использование органических компонентов, высококачественных эфирных масел и исключительно ручная работа — это то, чем Lush удерживает своих клиентов на протяжении почти четверти века. Кроме того, компания выступает против тестирования косметических средств на животных и даже выпустила линейку косметики для веганов.

Большинство наименований выпускается без упаковки, но те флаконы, что используются, состоят из материала, перерабатываемого на 100 %. Пожалуй, Lush — один из немногих косметических брендов, которые заботятся не только о своих клиентах, но и об окружающей среде.

Мы восхищаемся каждой из героинь нашей статьи. А кого бы вы добавили в этот список? Поделитесь с нами!

Сделайте свою жизнь ярче и насыщеннее с сетью магазинов «Модница»!

«Душа художника хочет страдать». Как мы ходили с дизайнером на выставку «Белорусская модница»

С 16 по 25 октября в ДК железнодорожников работает выставка-ярмарка «Белорусская модница». В анонсе организаторы пообещали представить коллекции отечественной одежды и товаров для женщин, хотя на деле павильонов с нашими товарами оказалось мало — 6−7 штук. На поиски лучших экземпляров белорусского легпрома в первый день выставки мы отправились с дизайнером одежды Наташей Цуран.

У входа в здание — сезонная ярмарка на улице, где можно купить черенки, дачные растения, мёд и даже пасущихся в загоне коз.

Читать еще:  Браслеты из кожаной сумки

В фойе на 1-м этаже ДК работают 5−6 павильонов, и ассортимент белорусских товаров здесь не назовешь широким: платья и кофты, постельное белье, покрывала и тапки из овечьей шерсти.

В первом павильоне от витебской дизайн-студии «Полинушка» среди классических женских платьев в сдержанных холодных тонах с узорами и леопардом, Наташа находит одну модель, которая ей сразу приглянулась.

— Обратите внимание, платье в цветочек в стиле D&G за 670 тысяч. Какой-нибудь офисной работнице это платье может прийтись по вкусу. В принципе, из всего этого стенда это единственный экземпляр, где меня не смущает фасон и рисунок. Все остальное — мрачные расцветочки, жуткий силуэт.

На импровизированном подиуме по красной ковровой дорожке одну из коллекций текстиля представила «Алеся». В течение 5−10 минут манекенщицы ходили туда-сюда под музыку в платьях, из-под которых торчали ценники, а зрительницы обсуждали выставку.

Спрашиваем у дизайнера, чего не хватает нашим швейным фабрикам для того, чтобы выпускать нормальный продукт.

— Белорусским производителям не хватает больше смелости и креатива. А с другой стороны — у нас же такой спрос.

И действительно, молодых людей очень мало на выставке — разве что сами манекенщицы. Здесь в основном женщины средних лет, пенсионеры и дачницы с купленными у ДК растениями.

— В белорусском трикотаже очень сложно что-то нормальное откопать. Ну вот у «Алеси» есть вообще подвижки на более молодежное направление, я видела это в их фирменных магазинах: не просто бабские кофты, когда со времен Советского Союза не меняется модель и фурнитура, а что-то интересное. Вот у них есть мощности, но нет дизайна. Почему у них нет дизайна? Там же работают люди с таким же образованием, как и у меня.

Наташа подходит к следующему стенду с длинными платьями в горошек и с розочкой на груди. Синтетические платья на ощупь напоминают халаты и спортивные костюмы из лавсана.

Девушка с сожалением говорит, что подобные вещи вынуждены носить наши мамы и бабушки, сразу обозначив и всю целевую аудиторию подобных ярмарок.

— Из-за большого количества ярких деталей вещь выглядит дичайшей. Безвкусица и треш. Женщинам в возрасте нужно избегать подобных нарезных деталей, которые у нас любит делать брестская мода.

А вот светлогорские домашние тапочки из овечьей шерсти по 120−200 тысяч Наташе пришлись по душе: «Лучше, чем угги».

Пока мы обсуждаем роспись под хохлому на платьях, фотографа просят не снимать, потому что «мне нравится этот дизайн, я не хочу, чтобы его потом стырили с фотографий другие швейные фирмы».

Мы идем в большой зал российских шуб и меховых изделий. Здесь Наташа находит парочку привлекательных моделей, но говорит, что даже самую дорогую шубу легко испортить неуместной пуговицей или бижутерией под драгоценные камни.

В павильоне «Алеси» огромный выбор кофт в среднем по 200 тысяч: машинная вязка, крупные пуговицы, классические фасоны. Такая работа повторяется из года в год на протяжении многих лет. Этот павильон выделяется наличием большего количества ярких одежд.

Из всего ассортимента в «Алесе» Наташа находит один кардиган, который она могла бы посоветовать белорусским модницам-школьницам: черный на замке, с яркими зелеными линиями.

— Это удачное сочетание цветов, кислотный с черным сейчас очень модный. Хотя я не удивлюсь, если это просто случайность.

На втором этаже наблюдаем засилье интернациональной легкой промышленности: носки и дешевые легинсы из Кыргызстана, турецкие пальто и кофты, китайские пуховики, индийские платья, мотки цепочек и разливные духи — 160 тысяч за 30−50 мл, будь то аналог Kenzo, Chanel или Lacoste.

Продавец нахваливает потенциальному покупателю пальто: «Очень стильно и богато! Идеально подходит под ваш платок с Ван Гогом».

«Как будто на маленьких «Жданах», — говорит об общих впечатлениях Наташа.

Из белорусских товаров здесь есть только гродненские юбки с оборками и пуговицами да брюки на резинке. У дизайнера даже не возникает желания искать тут что-то стоящее.

— Это явный пример работы белорусского производства: нам надо произвести брюки, у нас есть те, которые в прошлом году успешно продавались. Отлично, повторяем в этом! Типичный производственный дизайн: карманы, которые визуально увеличат бедра, пуговки там, где они не нужны. Сделать что-то лаконичное невозможно — начальство скажет, что здесь нет ничего модельерского.

По словам девушки, успешным и конкурентоспособным на мировом рынке на данный момент может быть лишь производство белорусского нижнего белья.

— Наши крупные производители и локальные дизайнеры следят за направлениями моды, предлагают достаточно свежие модели. Белорусское белье — это хорошее сочетание актуальных материалов, цены и качества. За те же Serge, «Милавицу» и MF — нестыдно.

В итоге наша дизайнер попыталась ответить на вопрос, что не так с белорусской одеждой от крупных предприятий:

— Народ хочет дешево, сердито и на каждый день, поэтому этот товар существует. Когда мы были студентами, у нас это называлась «брестская мода» — это специфическая производственная мода, много отделки, много фурнитуры, какое-то дичайшее сочетание материалов и удешевление товара за счет удешевления материалов. Понятно, что есть разные потребители с разными вкусами, запросами: кто-то покупает одежду с подиума, а кто-то с таких ярмарок. Но вкусы у наших женщин за 50 специфические.

Еще одна сложная тема — большие размеры, говорит девушка.

— Редко какой производитель умеет сделать не чехол на танк, а нормальное платье большого размера: сохранить стиль и сделать деликатную отделку, чтобы женщина надевала это и чувствовала себя стройнее. Хотя есть производители, которые считают, что вот так (указывает на длинное красное синтепоновое пальто с капюшоном) мы выглядим лучше. Хотя я вижу в этом бабушку в метро.

Из-за спроса на простую, несмелую одежду, считает Наташа, не стоит приглашать сюда дизайнеров — это просто бессмысленно, не будет принято и понято.

— Душа художника хочет страдать, когда на это всё смотришь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector